Иван Босильчич: «Мой персонаж — пример человека, подчиняющего всю жизнь желаниям и выбирающего ложных кумиров»

3 декабря 2020 года в российский прокат выходит психологический триллер с элементами черной комедии «Илиана. Верь мне» производства кинокомпании Домино фильм, дистрибьютор — кинокомпания Вверх.  Сербский актер Иван Босильчич – исполнитель одной из главных ролей – рассказал об атмосфере на съемочной площадке фильма «Илиана. Верь мне», о взаимопонимании между актерами, противоречивых чувствах к своему герою, большой любви к России, участии сразу в нескольких масштабных российских телевизионных проектах и многом другом.

Совсем скоро на экраны выходит фильм «Илиана. Верь мне», в котором вы исполнили одну из главных ролей. По словам создателей фильма, вас утвердили на роль по самопробам, вы в этот момент были заняты на съемках в Сербии. Помните ли ваши ощущения после прочтения сценария? И какой отрывок вы записали на самопробах?
— 
Мне было очень интересно читать сценарий. К тому моменту, когда меня пригласили на пробы, вся актерская команда уже была полностью собрана. Действительно, тогда я был на съемках в Сербии, и, к сожалению, там нельзя было найти партнёра, который смог бы мне подыграть, потому что никто из моих коллег не говорил по-русски. Поэтому я записал один большой монолог — исповедь моего персонажа, раскрывающую его суть, и меня очень быстро утвердили.
  Когда я прилетел в Петербург, начал репетировать роль и разговаривать с режиссером Владимиром Койфманом, то понял, насколько глубоко раскрыта тема моего героя и сколько скрытых смыслов заложено в самом сценарии.
  Работать в жанре триллера было для меня новым интересным опытом, я прекрасно чувствовал себя и на площадке, и в этой команде.

Ваш герой Фёдор Левашов — профессор истории искусства, известный коллекционер, увлеченный своим делом и очень умный человек, который при этом не может устоять перед женским обаянием. Какие чувства вы испытываете к своему герою? В чём сходство или кардинальные отличие между вами и вашим персонажем?
— 
Прежде чем приступить к работе над ролью, я очень тщательно проанализировал своего героя, и я его уважаю и понимаю, но, думаю, что в жизни своих близких людей нужно не анализировать, а просто любить.
  
Что касается параллелей между Фёдор Левашовым и актером Иваном Босильчичем, то я, как и Федор, тоже профессор и занимался преподаванием актёрского мастерства в Белграде 4 года, но на этом все наши сходства заканчиваются. У меня, в отличие от Фёдора, совсем другое понимание семьи и совсем другие ценности.
  Я считаю, что во всем должна быть мера, даже в увлечениях.
  Мой персонаж — пример человека, подчиняющего всю жизнь своим желаниям и выбирающего ложных кумиров.
  У Федора устроенная жизнь: у него прекрасная жена, любимая работа, хороший дом, но нет покоя в душе. Он с благоговением смотрит на своего безумного идола, художника Ивана Бодрова, жизнь которого сложилась трагически. Иван Бодров безусловно очень талантлив, но психически не здоров, и у него болезненные отношения с женщинами.
  Я считаю, что в жизни не стоит выбирать себе кумиров, и тем более подчинять им всю свою жизнь.

В фильме интернациональной актерский состав: вы — из Сербии, Ина Баррон — из Америки, Виктор Сухоруков, Анна Чурина, Алексей Барабаш и остальные актеры из России. Были ли сложности во взаимопонимании на съемочной площадке, в частности Иной Баррон, для которой русский язык, как и для вас, не родной?
— 
Я очень внимательно прочитал сценарий и, когда приехал на съемки, был просто поражен, насколько точно и тонко подобран актерский состав! Все персонажи идеально подходили под свои роли!
  
Во время работы на проекте я еще больше утвердился во мнении, что актерское мастерство — это не только про язык, который безусловно важен, но это еще про текст и его смысл. На мой взгляд, в сценарии фильма очень много глубины.
  Когда я встретился на площадке с Иной Баррон, то был поражен, насколько хорошо она подготовлена, как все продумала и придумала про свою героиню, и как тонко она её чувствует.
  Но когда я вышел на площадку, то понял, какую громадную работу проделал режиссер Владимир Койфман в работе с Иной. Как он досконально знает каждого своего персонажа и держит все это в голове. На любой мой вопрос у него всегда был короткий и точный ответ, поэтому в каждой сцене я знал, что попадаю в цель, раскрываю суть своего персонажа.
  Ина очень хорошая актриса, она всегда разная, подвижная и многогранная. Я поражался каждый раз, когда она приоткрывала свой внутренний мир и выплескивала всю свою энергетику в кадр в наших с ней сценах. Она проделала огромную работу над ролью.
  Было очень интересно работать в кадре лицом к лицу с Виктором Сухоруковым. Для меня это была большая встреча. Виктор Иванович всегда был рад помочь и посоветовать. Каждый раз это была дуэль двух энергий.
  Мы работали вместе в кадре и с замечательным молодым актером Макаром Запорожскими, с чудесной Анной Чуриной, спелись с Алексеем Барабашем, в прямом смысле этого слова. (Смеется.)
  Меня приняли как своего, и я ни минуты не был на площадке чужим или иностранцем. Я чувствовал себя как дома.

Фильм «Илиана» поднимает вопросы верности, доверия, предательства, манипуляции. Слоган фильма: «А ты знаешь истинное лицо того, кто рядом?» Как бы вы ответили на этот вопрос?
— 
Сложно сказать, кому можно верить сегодня. Ведь всё может оказаться ложью и всё может быть правдой. Что касается меня, я решил доверять своим близким людям, прощать их и любить. Все люди совершают ошибки.
  Но манипуляции — это отдельная тема. Манипуляции могут быть действительно опасны, потому что они действуют на психику и нарушают внутреннее равновесие.
  Я думаю, что в жизни все складывается из того, как ты относишься к людям.
  Человек, который намеренно манипулируют, не может быть спокойным в отношении других людей. Я верю: все, что ты сотворишь сегодня — вернётся к тебе завтра. Я стараюсь жить открыто, и у меня нет никаких страхов в общении с людьми, но знаю много людей, у которых они есть.

Судьба художника Ивана Бодрова, как и его личность, одна из центральных тем фильма. Все события в ленте, так или иначе, связаны с его работами. Например, Фёдор и Илиана встречаются у самой знаменитой его картины «Улыбка поляницы». Ваш герой — преданный почитатель творчества живописца. Думаете, поэтому его судьба перекликается с событиями из жизни Бодрова?
— 
Конечно, небольшой оттенок мистики присутствует в этом кино, но это не является главной темой картины. Фильм все-таки про наши сложные внутренние миры.
  Изучая музыку, живопись и историю, я решил для себя, что буду погружаться в мир искусства с осторожностью.
  Сегодня у нас есть возможность прочитать любую книгу, написанную в нашей цивилизации, но вопрос в том — насколько это полезно для нас. И это даже не вопрос времени. Я считаю, что должен быть внутренний фильтр и мерило, которые позволяют нам сохранять свою духовность, именно это я имею в виду, когда говорю о полезности. Всё, что полезно для моего духа, заслуживает моего внимания и времени.
  Мне кажется, что для профессора Левашова раздражающий внутренний мир художника Ивана Бодрова был очень притягательным и интригующим, именно потому, что в его жизни не было достаточно любви, тепла и простых, но очень важных вещей, которые оберегают человека и сохраняют его стабильность.
  Все, кто цепляется за жизнь какого-то другого человека, живущего или ушедшего, обычного или гениального, должны понимать, что вопрос собственной жизни и сохранения своего духовного благополучия, гораздо важнее любых увлечений. Ведь твоя жизнь — это тоже маленький Космос, сложный и интересный.

Остросюжетное картина «Илиана. Верь мне» представляет собой смешение жанров — психологического триллера, черной комедии и криминальные драмы. Доводилось ли вам играть в подобных проектах?
— 
Когда я читал сценарий и разговаривал с режиссером Койфманом, мне сразу понравилось именно это — смешение жанров. Я думаю, что чистый жанр — это не гарантия успеха фильма. Успешность фильма гарантирована, когда режиссер знает, чего он хочет, какие вопросы он задает и какие темы раскрывает.
  На мой взгляд, Владимир Койфман собрал гениальную команду, это и оператор Ярослав Процко, и все актеры — каждый в этом проекте на своем месте. Все были увлечены процессом. Владимир продумал все до мельчайших деталей, тонко выбрал каждого актера.
  Что больше всего меня поразило —  как человек творческий не только все это придумал, но и идеально подготовил, и при этом сумел сохранить свободу творчества и для себя, и для актеров на площадке.
  Знаете, в России, впрочем, как и в Сербии, организации процесса часто очень хаотична. На проекте «Илиана. Верь мне», как в арифметике, все было правильно и чётко, и шло по заранее продуманному плану. При этом царила необыкновенная творческая атмосфера и присутствовала живая энергетика, который был заряжен каждый на площадке.
  Признаюсь, что это было первый раз в жизни, когда я такое видел! Кроме того, что все было технически безупречно подготовлено, режиссер на площадке пытался раскрыть внутренний мир исполнителя каждой роли. Я чувствовал в себе море творчества! Не было ни одного момента, когда бы моя творческая свобода пострадала. Койфман сумел сохранить каждую минуту, каждый момент. Я абсолютно точно знал, как мне работать в кадре. Для меня это был потрясающий новый опыт. Я благодарен Владимиру за все, чему он меня научил. Это был мастер-класс от настоящего мастера своего дела.

В одном из интервью вы сказали, что в России у вас много единомышленников и вам очень близка наша культура. Как вы думаете, откуда у вас появилась такая связь с Россией, благодаря участию в российских проектах или раньше? И много ли времени проводите в России в последние годы?
— 
Меня очень много связывает с Россией. Семьдесят лет назад мой дедушка приехал из Сербии в Россию учиться военному делу, и в своих дневниках он очень подробно описал свою встречу с Россией и с менталитетом русского человека. Еще тогда у меня сложилось впечатление, что он не чувствовал себя здесь чужим. Уже в сознательном возрасте я понял, что наши народы очень много связывает — это и история, и культура, и религия, у нас есть то, что можно назвать славянской душой.
  
Я всё это знал в теории, но когда начал работать в России пять лет назад, то до конца осознал, о чём писал дедушка в своих дневниках. Это не просто объяснить словами — это нужно почувствовать.
  Люди, которых я встречаю, всегда очень тепло ко мне относятся. Каждый год я приезжаю сюда для участия в новом проекте, и всегда радуюсь, что будут встречи с моими российскими коллегами, которые останутся со мной на всю жизнь. И, дай Бог, чтобы так продолжалось и дальше!

Давайте перейдем к вашим другим российским проектам. Зрителю в нашей стране вы стали известны, начиная с роли в сериале «Гостиница «Россия», за которой последовали и другие проекты российского производства. Сейчас вы задействованы в нескольких масштабных телевизионных проектах – сериале «Казанова в России» и «Русский раб». Расскажите о своем опыте работы в них.
— 
Первый проект, в который меня пригласили участвовать компания Марс Медиа был сериал «Гостиница «Россия»», где я исполнил роль Мануэля Сантоса.
  Я был уверен, что моя история в России только начинается. Так что после первого проекта я вернулся к изучению русского языка, который учил в школе, но более 20 лет ни с кем не говорил, просто смотрел русское кино.
  Когда я в первый раз прилетел в Россию, то купил книгу Достоевского «Идиот» и сразу начал ее читать. На прочтение первой страницы у меня ушло 2 недели, тогда я понял, что мне нужно выбрать что-то полегче.
  Сейчас, после пяти лет работы в России, я могу свободно читать, говорить и играть на русском языке.
  В Белграде регулярно беру уроки русского языка у профессора, мы обязательно работаем над каждым сценарием. Между проектами мы тоже встречаемся, разговариваем на разные темы на русском языке.
  Я понимаю, что русский язык можно учить бесконечно, у меня нет заблуждений на этот счет. Я не думаю, что могу его полностью выучить, но горжусь тем, чего достиг за это время.
  В прошлом году Марс Медиа пригласили меня сняться в проекте «Русский раб», где я исполнить роль Султана Мехмеда — страшный интригующий персонаж.
  Параллельно с этим я жил в Петербурге больше года и работал на проекте «Казанова в России». Главная роль далась мне непросто, это очень сложная и интересная история.
  На съемочной площадке я встретился со своими российскими коллегами — от молодых актеров до легенд советского кино, таких как Вениамин Смехов и Сергей Баталов. Встреча в кадре с каждым из них была для меня большим событием.
  Я с нетерпением жду выхода всех этих проектов и очень благодарен режиссерам и продюсерам, которые дали мне шанс быть частью таких масштабных историй. Конечно, я не могу объективно оценить себя, но с уверенность могу сказать, что вложил в эти роли всю свою энергию и талант.

Не секрет, что вы не только обладаете актерским талантом, но и прекрасными вокальными данными. Вы играете и поете в мюзиклах, а также не раз участвовали в музыкально-поэтических вечерах. Откуда такая любовь к музыке и остается ли на нее время сейчас?
— 
В моей семье очень любят музыку и народное творчество. Я с детства занимался музыкой и народными танцами. У меня всегда было много интересов и желание развивать свои способности в разных областях, что, конечно, пригодилось мне в актерской профессии.
  
Моя первая главная роль — Лойко Зобар в мюзикле «Табор уходит в небо». В Сербии это один из самых популярных музыкальных спектаклей.
  Сегодня я много играю в музыкальных авторских проектах композиторов и в мюзиклах, таких как «Чикаго», например. Но интереснее всего мне работать с народным фольклором. В Сербии очень любят и ценят национальную музыку.
  В Петербурге я несколько раз посмотрел спектакль «Демон Онегина» по Пушкину. Я был впечатлен игрой своих российских коллег. Тогда я понял, что мюзикл может быть национальным и аутентичным.
  Больше десяти лет я работаю со своей авторской поэтической и музыкальной программой, где читаю стихи Симонова, Окуджавы, Есенина, Бодлера, сербских поэтов и параллельно с этим исполняю песни. Это похоже на мюзикл.
  Я много снимаюсь в кино, работаю в театре и на телевидении, и эта программа для меня, как маленький кусочек личной свободы, небольшой отдых.
  В Сербии только пара актеров работают в таком жанре, и меня часто критиковали за то, что я занимаюсь и музыкой, и актерским мастерством.  У нас считается, что нужно придерживаться только одного жанра.
  Но когда я приехал в Россию, то увидел, что многие актеры совмещают работу в театре, кино, поют и декламируют стихи. Я с удивлением узнал, что Вениамин Смехов занимается поэтическим театром. Так что у меня есть большое желание попасть на его спектакль.

Из-за сложной эпидемиологической обстановки во всем мире многие съемки приостановили, а проекты заморозили. Как повлияла на вашу работу пандемия? Пришлось ли отложить какие-то планы? Что перенесли на будущее?
— 
У меня не было большого перерыва между съемками. В прошлом году я жил и работал в России на двух больших проектах «Казанова в России» и «Русский раб». До начала марта съемки были завершены, и я решил, что мне пора отдохнуть и провести время дома со своей семьей. Я отказался от всех новых проектов.
  
Во время карантина появилось время реализовать задуманные планы. Вместе с супругой, она певица, слушали музыку, подбирали песни, занимались организацией съемок новых клипов. У меня появилось время подготовить и выпустить новый музыкально-поэтический спектакль «Наше вече», премьера которого с большим успехом прошла недавно в Белграде.
  У меня есть большое желание перевести стихи сербских поэтов на русской язык и показать этот спектакль в России. Я знаю, что здесь есть зрители, которым будет интересно познакомиться с творчеством сербских поэтов на русском языке.

Я очень благодарен за каждый день, проведенный в России, и хочу пригласить всех посетить Сербию. Это маленькая страна, но она как родная сестра России, место, где всех встречают с любовью, и особенно русских. Мне кажется, это какой-то интуитивный ответ на то, как русские люди встречают здесь моих соотечественников и особенно сербских артистов.

Ещё
Екатерина Кузьмина — вперёд за мечтой