Эксклюзивное интервью! Марина Зудина & Мария Табакова

Проект «Дочки-Матери»


Героями проекта «Дочки-матери» в новом номере стали актриса театра и кино Марина Зудина и их с Олегом Павловичем Табаковым дочь, Мария — милейшая девочка, девушка. Генетика определённо берет свое — мамины улыбка и шарм, открытость и общительность, скромность делали её ещё более чудесной, а в вечерних нарядах она была точно Наташа Ростова на балу или скорее очаровательная леди на приеме у современного Гетсби…

Марина Вячеславовна в обычной жизни не менее изысканна и грациозна, чем на экране. Она потрясающе выглядит без грима и макияжа, тонко чувствует атмосферу и образ, честная, искренняя, когда это позволяют обстоятельства.


Когда Вы впервые по-настоящему почувствовали себя мамой?
— Ощущение материнства приходит не в момент рождения, а когда еще носишь ребенка. Ты уже понимаешь, что не один. Это абсолютное растворение.
С первым ребенком было больше сложностей — все было в первый раз. Больше волнения, больше переживаний, усталости. Потом приходит понимание, что дети рождаются, чтобы жить, выживать, они адаптируются в любых ситуациях, и ты перестаешь беспокоиться по любой мелочи.

 Что изменилось в этот момент?
Внутренней свободы стало больше, хотя точка отсчета сместилась с себя на детей.
Когда родился Павлик, у меня не было ночной няни. Он очень плохо спал. Я помню, как гуляла с коляской, и у меня мелькнула мысль: «Боже мой… это же на всю жизнь!», а вторая: «Легче еще раз родить, чем эти безумные бессонные ночи». Хотелось лишь одного — выспаться.
С Машенькой было проще. При том, что тоже были бессонные ночи, особенно, когда она неважно себя чувствовала. Но я уже понимала, чего ожидать. Мне помогали две няни, которые посуточно сменяли друг друга. Мы очень сблизились. С одной из них мы дружим до сих пор, хотя она уже 8 лет не работает, но время от времени приезжает в гости.
Если с Павликом я торопила время: «Скорее бы он сел, встал, пошел…», то с Машенькой я понимала, что время быстро течет, и подобное может уже не повториться. Я жила каждым моментом, ни секунды не торопила. Это совершенно не говорит об отношении к первому или второму ребенку — это разное восприятие, разные переживания.

Быть мамой сына и мамой дочери – кардинальная разница или все-таки нет?
Девочку я понимала больше. Женщине проще о себе рассказать, чем мужчине, независимо от возраста. Когда ей было всего года три-четыре, я как-то сказала Павлуше, что за нее спокойна больше, чем за него. Ведь женщине женскую логику легче понять, те же перепады настроения. А мужчин и в зрелом возрасте невсегда поймешь, закономерности другие. Можно лишь додумывать, догадываться.

Когда Вы осознали, что у вас в семье растет еще один Мужчина?
— 
Павлу было года три. Я сильно утомлялась  из-за постоянных недосыпов, не выдержала, сорвалась и слегка его шлепнула по попе, но тут же извинилась: «Паш… прости!» Я до сих пор помню этот момент и его слова: «Мариш, не переживай, мне не больно…» Они пронзили меня до слез — маленький ребенок повел себя, как настоящий мужчина.
Когда в семь лет в поездке в Швейцарию Павлуша в первый же день на прогулке с другом и его няней потратил все свои сбережения мне на подарок в магазине Сваровски. Он тщательно выбирал его около часа, потому что денег было немного, а ему хотелось что-то особенное. Та милая «погремушка» до сих пор у меня хранится.
Когда ему было лет 12, мы посетили Вену. В одном из магазинов я примерила блузку, а он говорит: «Тебе идет! Давай я ее подарю!» И отдал за неё все свои карманные деньги. Мне эта блузка до сих пор нравится, и я ее с удовольствием ношу.
В такие моменты понимаешь, что это очень по-мужски. Это крайне важно и значимо для меня.

Но не только Павел проявляет заботу о маме. Очаровательная Мария, несмотря на свой юный возраст, стремится не отставать от брата:
Однажды Маша ушла гулять. Погода была плохая, времени прошло много, а ее все нет. Няня молчит, не выдает. И вот Машенька возвращается… с букетом для меня, светится вся от счастья. Наверное, раз в  пять счастливее, чем я! Оказалось, что был День Матери, о существовании такого праздника мы узнали именно от нее, и она искала этот особенный букет.
В другой раз мы поехали в торговый центр на киносеанс. Маша снова куда-то пропала! И снова вернулась с подарком для меня – это был чудесный свитер.

Вы узнаете в Марии себя? Или она абсолютно другая?
— 
В чем-то узнаю… даже внешне. Но в ее возрасте я была менее свободна, была более стеснительной. Но это еще и другое поколение. Нас так воспитывали. Для меня родители были родителями. Мы же — больше друзья. Сын, например, с детства звал меня по имени. Конечно, в третьем лице, говоря обо мне, он называет: «Мама», но обращаясь напрямую — Мариша. Мы с Олегом Павловичем его не переучивали, ведь логика была. Павлуша объяснил нам: «Ты же не говоришь папе «Муж, иди обедать!», а папа тебе «Жена, готовь на стол!» Ему было так комфортно, и мы не препятствовали.

На вопрос о строгости мамы Мария отвечает, что с мамой легко:
Она абсолютно не строгая. Если я прошу что-то, то обосновываю это, будь то действия или покупки. Мне никогда ничего не запрещали. Если что-то и не разрешали, то на это были веские причины. И я сама внутренне осознавала, что, наверное, да, лучше это не покупать и не делать.

Марина Вячеславовна воспитывать детей предпочитает не в строгости, а собственным примером и поясняет свою «мягкость» так:
Мне мучительно делать что-либо с позиции силы. Я стараюсь договариваться. Мне важно понимать,  что есть контакт, что человек тебя слышит. Девочки лучше слышат. По мальчикам сложно понять, они тебя действительно услышали? Поняли? Поняли именно то, что ты хотела им донести?
Воспитание — это не разговор про «что такое хорошо и что такое плохо». Маленький человек видит модель поведения родителей, друзей, родных, знакомых и адаптируется к общим понятиям и представлениям в социуме. Естественно, важен его собственный опыт. Воспитание для детей — это в большей степени то, как живут родители. Либо хорошие примеры извне. К сожалению, во многих наших школах все направлено не на развитие индивидуальности, а скорее на её подавление. В таких школах надо быть «как все». Поэтому вопрос выбора учебного заведения и педагогов очень актуален.

Мария делится:
У мамы есть замечательное качество — руководителя. У нее все всегда под контролем. Она помнит обо всем, о своих и о наших делах. Мне бы очень хотелось этому у нее научиться!

Глядя на то, как трогательно, легко и открыто общались на площадке актриса и ее дочь, возникло полное ощущение гармонии. Вот она – «Золотая середина»! Успешная актриса и прекрасная мама. Мы решили поинтересоваться, как Марина Вячеславовна расставляет приоритеты, чтобы успеть все:
У меня интересная жизнь во всех ее проявлениях. Я легко адаптируюсь в зависимости от ситуации. У нас так в семье принято, если кто-то болеет, к примеру, центром внимания и заботы становится этот человек. Или, если я выпускаю спектакль,  у меня несколько сложных дней съемок, я говорю об этом, и мои проблемы становятся важнее всех прочих. Когда у Павлика было много ночных смен и учеба, я учитывала в большей степени именно это. Одним словом, кому сложнее, тот в приоритете.
Если говорить о самоизоляции, сказать, что страдаю, когда не выхожу длительное время на сцену, я не могу. На это тоже нужны силы и желание. Когда обстановка вокруг меняется, ты подстраиваешься. Внутренне у меня  не было ломки. Я углубилась в себя, очень мало общалась, лишь немного в соцсетях, у меня попросту не было потребности в этом. Много читала литературы по психологии, много смотрела фильмов и сериалов, занималась дыхательными практиками. Возможно, дней пять ушло на осознание и адаптацию. Пришлось понять, что происходит, осознать, что все планы рухнули.  Но сложнее было, когда все в один момент закончилось. Я поняла, что отвыкла от такого количества общения и дел, быстро утомляюсь. До сих пор привыкаю. Зато три месяца незаметно пролетели со знаком плюс. Если не говорить о материальной стороне, а о внутреннем развитии.

Есть ли что-то, что Вы бы своим детям не позволили, запретили?
— 
Безусловно, я противник любых зависимостей. Это то, что тревожит всех родителей, в любых проявлениях. Стараюсь объяснить, потому что после определённого возраста сложно что-либо не позволить. Это их решение, их выбор. Мы с сыном и дочерью все обсуждаем. Я лишь могу поделиться с ними собственным опытом, рассказать, объяснить.
Я бы, например, не хотела, чтобы мои дети вступали в какие-то отношения, безрадостные для них, токсичные, созависимые, когда тобой могут манипулировать. Причем это касается не только личной жизни, но и работы, и дружбы.
Если бы со мной советовались по какой-то ситуации, и я понимала, что неправильно так поступать, то сделала бы все зависящее от себя, чтобы этого не произошло. О чем бы мы ни говорили, если это не маленький ребенок, который хочет игрушку, а мы ему запрещаем, отказываем в покупке, то мы фактически ничего запретить не можем. Это не в наших силах. Можем не дать денег, лишить ресурсов, но когда твой сын зарабатывает сам с 17 лет, то и это сложно сделать. Надо находить общий язык. Взаимный любовь помогает решению многих проблем.

Возможно, чтобы не запрещать, необходимо, как Марина Вячеславовна, быть другом для своих детей, примером и главным советчиком?
Мама должна быть твоей лучшей подругой, с которой можно поделиться мыслями и переживаниями, поговорить о том, что тревожит. Ведь она старше и опытнее во всем, — подтверждает наши ощущения Мария. Кто-то стесняется. Но, мне кажется, это же родной человек, с ним должно быть комфортнее, чем с друзьями.

Марина Вячеславовна оказывается настолько откровенной и искренней, что мы решаемся спросить, а был ли все-таки когда-либо такой вопрос, который поставил популярную актрису в тупик?
— 
С детства меня мучили вопросами: «Девочка, кем ты хочешь быть?» и «Девочка, а как ты учишься?», они рождали во мне недоумение, внутренний протест. Почему этот человек считает возможным, чтобы я раскрывалась перед ним? Говорить про один предмет или все сразу? А, если, например, у меня двойки? То он попадает в абсолютно глупое положение! Что он тогда должен сказать?
Я не люблю необязательных вопросов, когда не требуется ответ, когда вопрос формальный, из вежливости или, чтобы заполнить паузу. Вроде: «Привет! Как у тебя дела?» Он же не предполагает, что я действительно поведаю, как у меня дела. Некоторым иногда хочется начать рассказывать, чтобы они поняли и престали спрашивать.

Павел избрал путь актера. Вы рассматриваете подобный вариант для Марии?
— 
Я никого никогда не толкала к подобному решению. Олег Павлович тоже. Если Маша сказала бы, не хочу идти на съемку или не хочу давать интервью, естественно, она бы этого не делала. Важен уровень внутреннего комфорта. Я, например, училась в музыкальной школе. Этого хотела мама и я, наверное. Занятия развили у меня слух, голос. Несмотря на то, что я всегда хотела быть актрисой,  публичное выступление за роялем вызывало у меня ужас. И мне не давалось абсолютно сольфеджио. Я до сих пор помню психологический стресс перед зачетом и экзаменами, когда мне нужно было выходить и что-то играть или писать диктант по сольфеджио.
Ни Павлик, ни Маша не захотели идти в музыкальную школу, и я не стала настаивать. По итогу я благодарна, что закончила музыкальную школу. В моей  ситуации плюсы были: развилась внутренняя музыкальность и слух, которые помогли в профессии — я прекрасно ловлю интонации и с полуслова понимаю режиссера и коллег. Но хорошо бы, чтобы занятие совпадало с желанием. Нужно заниматься тем, что у тебя получается, а не ломать себя.

У Марии с Павлом разница в 11 лет. Они не так часто видятся, но, как только выпадает соответствующий момент, ребята готовы общаться до бесконечности. Несмотря на возраст, они на одной волне. Завороженная примером родителей и старшего брата, Мария также готова примерить разные роли, но ее увлечения довольно многообразны:
Меня завораживает сам процесс, начиная от момента примерки и переодевания, например, как на этой съемке, заканчивая той секундой, когда ты вливаешься в новый образ, как во вторую кожу, стараешься соответствовать ему. С раннего возраста я в театре, на репетициях, за кулисами. Мне было всегда интересно наблюдать за процессом работы актеров. Даже будучи еще совсем маленькой, я не просто выдерживала, а с интересом смотрела многочасовые спектакли. Мне нравилось, как люди входят в роли, меняются на глазах. Я, безусловно, попробую, чтобы понять, мое это или нет, но определенно мне нужна творческая профессия.
Но должна признать, даже сейчас не каждая съемка вызывает интерес – должна быть некая идея, что-то неповторимое и особенное. Если желания у меня не возникло — мама настаивать не будет.
Фотосессия, которую я бы хотела? Наверное, что-то волшебное, в лесу, на лошади… Я занимаюсь конным спортом. Хотелось бы уделять этому большее внимание, но пока такой возможности нет.
Помимо всего прочего, мне нравится рисовать. Если находится время, люблю готовить. Когда брат приезжает с гастролей, могу порадовать его и приготовить, например, стейк, рататуй. Иногда делаю десерты. Все, что угодно! Даже, если сам процесс занимает много времени, я не устаю — меня это расслабляет.

Получив заряд невероятного позитива и легкости от съемки и задушевного интервью, завершить встречу мы решили главным вопросом, о чем же мечтает Марина Вячеславовна Зудина?
— 
Я счастлива, когда дети рядом. Хочу, чтобы они были максимально реализованы в профессии и в чувствах, чтобы встретили свои половины, любили и были любимы. Когда дети счастливы — я тоже счастлива. Наверное, это такая форма эгоизма. Когда детям плохо, как бы ты себя не любил, ты переживаешь больше всего за них.

За помощь в организации съемки и создание образов благодарим команду проекта: фотограф Alexey Voda, макияж и прически — Юлия Подлеснова и Владислав Атопков, платья Uliana Skopinova, украшения Daizy Jewellery, локация — Ресторан the Сад. Интервью провела Ольга Стрельникова.

Ещё
Полина Крупчак: «Каждая песня – это моя история»